Странноватая история отношений: платоническая любовь Александра Блока к собственной супруге Любови Менделеевой (Ч. 2)

Любовь Александра Блока и Любви Менделеевой до сего времени поражает тех, кто в первый раз о ней слышит. Юный профессиональный поэт обожествляет свою супругу, считает ее совершенством, но при всем этом не принимает молоденькую, прекрасную даму, как соблазнительную даму.

Начало >>

Сотворена для любви, а не постельных утех

В весеннюю пору 1903 года влюбленные обручилась, а уже в конце августа их повенчали в церкви, расположенной в селе Тараканово. Опосля этого супруг и супруга перебрались в квартиру Блока, расположенную в Петербурге.

Но, заместо того, чтоб совместно услаждаться медовым месяцем, пара провела «супружескую ночь» в дискуссиях. Блок вдруг решил поведать собственный юный супруге, что не желает близости с ней, т.к. считает физическую любовь недостойной. Он не сумел бы с ней совокупляться, как с падшей дамой, потому о данной нам стороне брака придется запамятовать. Женщина решила, что супруг ее больше не любит, он же, напротив, убеждал ее, что его любовь очень мощная. Она для него — Нескончаемая Женственность, он лицезреет ее практически святой, и он не сумел бы поделить с ней кровать, т.к. это ему кажется святотатством. Он только поцеловал ее в лоб и ушел спать в другую комнату.

Если поначалу она считала это только прихотью юного мужчины, который очень разволновался в первую супружескую ночь, то с течением времени удостоверилась, что Александр не шутил. Она пробовала, как могла, совратить супруга, но у нее ничего не выходило. Целый год опосля женитьбы Любовь оставалась девственницей. При всем этом Блок не считал необходимым отказывать для себя в плотских радостях, встречался с различными дамами, заводил романы либо же удовлетворял свои потребности с падшими дамами. Люба мачалась, она гласила, что не желает, чтоб целовали ее ноги и платьице, а грезит о поцелуях в губки, длительных и жарких. Лишь через год она смогла совратить супруга, но это ничего не изменило.

Свою лепту в эти непростые дела вносила и свекровь, которая становилась все невыносимее. Она не знала о их особых отношениях и могла без стука ворваться в спальню супругов либо же начать выражать экстазы по поводу того, что Любовь беременна. Домашняя жизнь стала для нее ужасом.

Любовный треугольник

В то время был весьма известен поэт Борис Бугаев, который брал псевдоним Андрей Белоснежный. Пастернак считал его гением, он остался приметной фигурой Серебряного века. Белоснежный восторгался стихами Блока, познакомился и сдружился с ним, нередко стал бывать у него в гостях. Равномерно он втюрился в Любовь Дмитриевну, и не стал этого скрывать, написав ей записку. Ее ответ был обнадеживающим. Белоснежный обо всем сказал Блоку. Тот не стал рвать на для себя волосы, только произнес, что рад.

Но сама Любовь не могла обусловиться, кто же ей нужен. Она то испытывала мощные чувства к Белоснежному, то к Блоку, и ее новейший фанат, который готов был обожать ее как даму, а не как божество, тоже утомился от данной нам неопределенности. Он писал «у меня ломается череп и перебалтываются мозги». В то время некие поэты практиковали «любовь втроем», но Белоснежный был категорически против таковых отношений, требуя, чтоб Менделеева, в конце концов, обусловилась.

Опосля длительных колебаний, в 1906 году юная дама пишет ему письмо, где докладывает, что избрала Блока, и просит, чтоб он не стал у их бывать. Белоснежный практически обезумел, узнав о таком. Он желал вызвать Блока на дуэль, начал бесноваться, рыдать, умолял свою возлюбленную о встрече. Желал даже утопиться, но не сумел этого создать, ему помешали лодки и баржи, болтавшиеся на Неве. Белоснежный решает уехать за границу.

И, невзирая на то, что новейший ухажер был готов подарить ей ночь любви, далее поцелуев у их не зашло. Как-то Любовь Дмитриевна отважилась и пришла к Белоснежному домой, вытащила из волос шпильки и гребни, практически сняла платьице, но позже вдруг опять оделась, причесалась и без разъяснений удрала от него. Она не смогла тогда поменять супругу, т.к. это была бы не только лишь физическая измена, Андрей Белоснежный значил для нее много, он был не наименее одарен, чем ее супруг, кое-чем завлекал ее, но обожала она все таки Блока.

Измены

Опосля того, как Любовь Дмитриевна совратила супруга, у их все таки были короткие и редчайшие встречи. Но к весне 1906 года и они закончились. Блок отдал собственной супруге свободу, разрешил ей созодать все, что она захотит. Ну и сам пережил вереницу бурных романов с Волоховой, Дельмас, а время от времени встречался с самыми опустившимися и грубыми путанами. Это было для него временем расстройства, когда появлялись самые калоритные его стихи.

Любовь тоже больше не желала сдерживать себя. Первым ее хахалем был поэт Жора Чулков, позже – остальные, почти все из которых были актерами. И при всем этом она гласила, что любит лишь Блока. Когда же она забеременела от еще одного хахаля, Блок не возражал, произнес, что будут выращивать малыша (сам он не мог иметь малышей из-за сифилиса). Но ребенок погиб, не прожив и 9 дней.

Позже была томная жизнь, Октябрьская революция, голод, бедность, морозы и вечное отсутствие дров. Но конкретно в этот период они были практически счастливы: никаких измен, метаний, и сами они уже не молоды. Но услаждались они счастьем не длительно, Блок погиб в 1921 году, в 40 лет, отказавшись от приема еды и фармацевтических средств, как писали позже, не от того, что был болен, а оттого, что не мог больше жить.

Супруга пережила его на 18 лет. Эта странноватая любовь не сделала их счастливее, но она была, и это подтверждал и сам поэт. О собственной супруге он как-то написал в дневнике: «Люба довела маму до заболевания. Люба отогнала от меня людей. Люба попортила мне столько лет жизни, измучила меня и довела до того, что я сейчас. Люба на земле — ужасное, посланное для того, чтоб истязать и уничтожать ценности земные. Но я не могу расстаться с ней и люблю её… У меня дам не 100-200-300 (либо больше?), а всего две: одна — Люба; иная — все другие».

Источник: myjane.ru

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
profitka
Добавить комментарий